20:32 - 12.11.17

В Херсоне – очередные «ментовские разборы…»

Начальника сначала районного, затем городского отдела, после областно-го УМВД Херсона, ныне генерала милиции в отставке Валерия Литвина знаю уже лет 20. Для журналиста Валерий Валерьевич - просто клад, ибо апервые в моей практике приходилось смягчать резкость суждений чело-века, от чьего имени говоришь, чтобы уберечь от неприятностей.

В Херсоне – очередные «ментовские разборы…»


Это тот клип, для съёмок которого Литвин давал транспорт туда и обратно



Это материал древний, здесь - только один день из жизни подполковника Валерия Литвина, тогда ещё начальника горотдела. После выхода каждого подобного материала мне регулярно звонят и пишут – а давай мы тебе про него расскажем, какой он на самом деле. Так вот это зря, я его хорошо знаю всякого, видел в разных обстоятельствах, твк что нового мне никто ничего не скажет.

В Херсоне – очередные «ментовские разборы…»


А для съёмок этого клипа автобус давал Юрий Ивушкин



Однажды я позвонил Валере в 22. 30, а он тяжело дышит. Я говорю, ты что, тр…ешь кого –то? Он отвечает – нет…ижжу. Но когда мне понадоби-лось снимать в Ялте клип, но дал машину, и съёмочную группу отвезли и привезли в Херсон. Кстати Юрий Ивушкин тоже давал мне автобус для съёмок клипа в Одессе, я это помню и ценю.

В Херсоне – очередные «ментовские разборы…»


Итак, один день из жизни начальника горотдела:

8.00 – 8.30. Знакомство со сводкой. Вообще-то утро начальника начинает-ся со ступенек, как театр с вешалки. Все осмотрел, сделал замечания, если что не так, но после непременно пожал руку дежурному. Дежурный, хотя и «отбарабанил» сутки, должен держаться молодцом, глаза должны го-реть, сам подтянут а не разболтан. Вытянулся, отдал честь - все в порядке.

Начальник ведь тоже далеко не всегда ночами спит. Если серьезное пре-ступление, вместе с поисковой группой топчет асфальт, идёт на задержа-ния, гоняет в машине по городу. Но подчиненные не должны этого видеть, ибо для них начальник - не просто начальник. Поэтому, чтобы ни случи-лось, он должен быть чисто выбрит, энергичен и бодр.

Так, сегодня из серьезных преступлений только 2 квартирные кражи. Нормально. Конечно, очень многое зависит от работы дежурной части. Если они нечетко сработают, что-то сделают не так, все пойдет напереко-сяк. Поэтому и достается им чаще других.

8.30 - 900 Разбор почты, приём дежурства. Почта отнимает, конечно, много внимания, нужно вникнуть в каждый документ, определить, что с ним делать дальше. А их каждый день много, но работать с почтой - это позже. Принимая дежурство, очень внимательно надо следить, кто и как сработал. Ни одна мелочь не должна остаться без внимания.

Один раз упустил какой - то пустяк - в следующий раз оплошность будет больше. Поначалу ребята испытывали начальника на «вшивость». Иногда пытались «навешать на уши спагетти», но сразу поняли, что эти шутки плохо кончаются, поэтому докладывали четко, серьезно и по делу. Ма-лейшая заминка тут же наказывается внушением.

Лично мне неоднократно приходилось наблюдать, как Валерий Валерье-вич слушает доклады. Часто подчиненные мямлят, что-то тянут наподобие: мы тут, понимаете, значит это… Литвин в таких случаях резко обрывает докдчика и требует либо выплюнуть каку изо рта, либо сесть на место. До-клады он любит четкие и короткие.

В таком же стиле работал и начальник УМВД Анатолий Науменко, и гу-бернатор Александр Вербицкий. Те, кому вот так приходится уходить с трибуны, очень обижаются. Но тут ничего не поделаешь: или учись докла-дывать, или иди реализатором на рынок.

9.00 – 12. 00 – 14.00. Плановое заслушивание. Слушаются и разбираются уголовные дела, обсуждаются серьезные проблемы. Литвин, сколько пом-ню, никогда не любил «попок»: «как прикажете», «чего изволите». Во вся-ком случае он заявлял, что ему нравятся люди думающие, имеющие свое мнение и умеющие его отстаивать.

От того, что опер заглядывает в рот начальнику, дело не сдвинется. Он должен заглядывать в глаза подследственному, потерпевшему, свидетелю, он должен включать мыслительный аппарат. В то время он был не из тех начальников, которые считают, что есть мое мнение и неправильное. Если подчиненный докажет, что он не прав, подскажет более легкий и верный путь к раскрытию преступления, Литвин сглашался.

Но, выслушав все мнения, решения, конечно, принимаю единолично, по-скольку ответственность за эти решения нёс один.

14.00 – 19.00. Выезд по райотделам, по спецучреждениям. Старался обя-зательно встретиться с каждым начальником отдела, вникнуть в его еже-дневные проблемы. Если честно, Валера неоднократно повторял, что не понимет, как вообще можно работать плохо. Работая ещё начальникам но-вокаховской милиции, сам подбирал себе заместителей.

Руководство предлагало, как положено, назначать «их» людей согласно штатного расписания. Но он всегда отказывался, мотался по районам, ис-кал, находил, и ни разу не ошибся. Ибо начальник райотдела - это ключе-вая фигура, от него очень много зависит, и кадровых ошибок тут быть не должно - слишком дорого они обходятся.

Не совсем верно то, что офицер милиции по выслуге 25 лет уходит на пен-сию. Эти люди еще довольно молоды, здоровы, имеют богатейший про-фессиональный опыт. У Литвина иногда работали шестидесятилетние, но он всегда подчёркивал, что за них отдал бы пятерых молодых. Нужно оценивать людей по их реальных кондициям, физическим и умственным, а не по возрасту.

Офицер, в частности офицер милиции в идеале - это особая каста. Сейчас, конечно, офицерские звания утратили свою значимость. Когда Валерьевич стал ещё только лейтенантом милиции, счастливее не было человека. Гор-дился своим званием, носил его как награду. В нормальном обществе та-кое полузабытое понятие, как офицерская честь - это далеко не пустой звук. Милиционер, офицер должен быть прежде всего мужчиной, мужиком в хорошем смысле этого слова - сильным, честным, надежным.

Литвин утверждает: он может гордиться тем, что никогда никого не под-вел, не обманул, не подсидел. Карьера, по его словам, для него не главное, главное - быть Человеком. Всегда хотел стать капитаном, думал капитан - вершина карьеры, выше капитана может быть только капитан. Теперь вот уже подполковник, но все равно, почему-то капитаном стать хотелось больше, чем сейчас генералом.

Литвин утверждает, что нникогда никому не подбрасывал наркотиков и оружия, не подтасовывал улик. Часто бывая за решеткой, встречал людей, которых туда отправил. Ничего - подходили, с ним здороваюсь за руку. Не любят, но уважают. Что ж, у каждого своя работа, одного - ловить, других - бегать и прятаться. Да, отправил за решетку много людей, но кошмары не мучат и спит он спокойно. Каждый делает свое дело.

Очень любит участвовать в допросах с операми. Как сыскарь, как опер, считаю, что достиг многого, тут как рыба в воде. Во-первых, поддержива-ет форму, во-вторых, учит молодежь, в - третьих, просто получает удо-вольствие. Еще работа с депутатами, в депутатских комиссиях, встречи с представитлями власти.

Нужно решать массу хозяйственных и финансовых проблем. Ни для кого же не секрет, что абсолютно на все деньги приходится просить - у фирм, предприятий, руководства района и города. Если честно, то в кресле начальника горотдела пока не до конца нашел себя, в тех условиях не со-всем понятная структура.

Тем более в нынешних условиях, когда в Херсоне, Суммах и Житомире пошли на административный эксперимент, то есть горотдел - это отдел УМВД области, а райотделы - это подотделы. Тут что-то не стыкуется.

19.00 – 20.00. Работа с почтой. Тут уже каждый документ изучается по-дробно и скрупулезно. Их много, и каждый нужно разобрать по пунктам и принять верное решение. А сосредоточиться трудно - постоянно звонят те-лефоны, заходят люди, целый день какой - то сплошной круговорот. И еще каждый день - постоянные совещания.

Совещания у самого, совещания у руководства. Слава богу, при нынеш-нем руководстве совещания стали соответствовать прямому значению это-го слова - совещаться, а не переливать из пустого в порожнее. Бывает, до-стается, достается крепко, но всегда по делу. Иногда дают так, что бывает обидно. Но когда вспоминал, что приходится выслушивать своим подчи-ненным - еще ничего. Что делать, милицейская служба - жесткая игра.

20.00 – 21.30. Подведение итогов. Не раздача слонов, конечно, нет. Под-ведение итогов - это анализ работы за сутки. Вместе разбирают ситуации, даётся оценка тому, что сделали. Очень полезный «разбор полетов», при-чём, ещё раз, сам никогда не скрывал от руководства своего мнения, и не терпел глупого подобострастия, чинопочитания. Говори всегда правду, и если по делу, никто тебя за это не отругает.

21.30 и далее - самообразование. Жизнь настолько стремительно идет впе-ред, что если не будешь постоянно следить за ее движением, безнадежно отстанешь. А догнать ушедший поезд - практически невозможно, нужно к тому же держать себя в форме. Здоровьем Бог не обидел, да и спортом за-нимался постоянно. Так что на улице в темном переулке с несколькими мог справиться.

И стрелять раз в неделю - обязательно отдай и не греши. Во время отрабо-ток спецопераций, авралов, которые бывают довольно часто, совещания до 2400 и позже, сейчас же - красота. Только начало двенадцатого, а уже собрался домой. Кажется день прошел не зря.

Конечно, в такой короткой публикации не расскажешь всего. Еще каждый день по расписанию заслушиваются отдельные службы.

Понедельник 10.00 – 14.00, аппаратное совещание, слушают начальника.

Вторник - начальник слушает криминальный блок.

Среда - БЭП.

Четверг - занятия: спортзал, теория, зачитка приказов.

Пятница - «хоздень». Поход по спонсорам и властям.

Суббота, воскресенье - ликбез для всех. Каждый день «крутые разборки» с начальством, свидетелем которых автор частенько бывал. Честно - не по-завидуешь. Еще… да впрочем, все равно всего не расскажешь. Да и стоит ли?

Владимир МАРУС,
Фото автора

Метки к статье: Херсон Марус милиция литвин война ХОГА народ Крым Россия

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *