Главная > Общество, ИНТЕРВЬЮ > «У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


13:03 - 14.12.18. Разместил: Neo
В рамках проведения серии тренингов проекта «Профессионализация гражданской расследовательской журналистики в регионах Украины», при поддержке посольства США в Украине были проведены для общественных активистов «Стоп Коррупции» из регионов, редакция «СтопКора» пообщалась с председателем Генического обособленного подразделения ГО «Стоп Коррупции» Михаилом Новоселовым.

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


В ходе разговора обсудили проблемы, которые за три года существования организации удалось решить в Геническом районе Херсонщины, и общие вопросы деятельности общественных организаций.

Как и когда вы стали активистом и занялись общественной деятельностью?

Мне не нравятся слова «активист», «общественная деятельность». Институт гражданства подразумевает не только наличие паспорта и права. Корнями термин "гражданин" уходит времен Древней Греции. Самое главное для гражданина – это постоянное участие в жизни своего государства – полиса. А «идиотом» у греков в то время считался человек, самоустранилось от участия в жизни полиса. По меркам древних греков, в нашей стране большинство населения – идиоты, которые считают, что от них ничего в государстве не зависит.

Но в этом есть вина элит, которые навязывают мнение, что «твой голос ничего не решает», «украинцы привыкли жить по принципу «моя хата с краю». Я тоже свою ответственность за судьбу страны осознал не сразу, а только после первого Майдана. Этим объясняется моя работа к оккупации Крыма в коммунальном ведении, где я и усвоил основы расследовательской журналистики. Потом была служба в АТО – потому, что главный долг гражданина – это защита своего государства.

А затем, конечно, для АТОвца из Крыма дорога домой была закрыта?

Так, перед демобилизацией я долго думал, где мне остаться жить. И в конце 2015-го решил остановиться в Геническе. Природа и сам ход жизни здесь мало отличались от моего родного Джанкоя, тем более небольшое расстояние между этими городами позволила мне не чувствовать оторванность от родных, которые остались в Крыму.

До переезда в Геническ я вообще никого там не знал, но служба в АТО очень быстро позволила мне познакомиться с волонтерами и боевыми побратимами. Так появился круг общения, основанное на общем видении будущего страны. Когда «СтопКор» начал развивать региональную сеть, я не задумываясь предложил свои услуги руководству организации. И это уже история успеха, подтверждение ценности горизонтальных связей и незаменимости общественных организаций для социализации автономного индивидуума.

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


Почему именно «Стоп Коррупции»?

Борьба с коррупцией – это не просто красивый речевой оборот, это реальная схватка, в которой чиновники теряют огромные средства и поэтому идут для защиты своих «мутных» схем на преступления.

Вся страна была шокирована убийством Екатерины Гандзюк. В каждом уголке Украины казнокрады идут на запугивание активистов, уничтожая их имущество и применяя к ним физическую силу. В Геническе так же, как и в других городах Украины, горят машины активистов.

Как только депутат, который раскрыл коррупционные схемы в коммунальных предприятиях города, представил проект решения о создании временной комиссии городского совета для проверки работы коммунальщиков, ночью во дворе его частного дома ему подожгли машину. И полиция проявляет бездействие при расследовании уничтожения имущества активиста. Суд дважды устанавливал в своих постановлениях этот факт, который подтверждает, что правоохранительные органы так же задействованы в коррупционных схемах, то есть получают ренту со своего участка «кормушки».

С чего пришлось начинать?

Опыт работы в коммунальном издании позволил быстро определить, где именно в Геническом районе генерируются основные денежные потоки. В окрестностях Геническа коррупционную ренту можно получить по перераспределению использования государственных земель сельскохозяйственного назначения, воровство из бюджета и минимизации обязательных расходов при ведении курортного бизнеса. Я не стал распыляться на мелкие злоупотребления, которые имеют шумный, но краткосрочный эффект, поэтому занялся вопросом бесплатной приватизации земли на Арабатской стрелке. За этими материалами вышло два полноценных журналистских расследования «СтопКору» – и они если и не остановили коррупционные схемы, то усложнили их осуществления.

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


Другим направлением стала работа с местным самоуправлением. Деятельность общественных организаций являются низовым звеном самоорганизации граждан. Но для решения конкретных задач необходимо участие в представительном самоуправлении – и здесь именно депутаты разных уровней являются действующими лицами. Поэтому следующим моим шагом был поиск депутатов, которые хотели перемен в своих общинах.

За то, что война очень ярко высветила лучшие качества людей, так и наиболее низменные, то и депутатский корпус разделился так же контрастно. Часть депутатов хотела построения нового общества, основанного на демократических ценностях, нетерпимости к коррупции, верховенство права.

Однако одного желания перемен недостаточно, и я поставил перед собой задачу научить этих депутатов действовать. Одного лишь использования трибуны ради выступлений тоже недостаточно. Депутату предоставлено право представлять проекты решений совета, которые обязательно должны быть включены в повестку дня и проголосованы. К проекту решения необходимо предоставить пояснительную записку, в которой изложить цель, а также правовые и экономические основания решения. Результаты обсуждения и голосования позволяют избирателям сделать вывод об отношении депутата к наиболее болезненных вопросов общества.

Я не устаю повторять, что выступление депутата создает только информационный шум, а проект решения, даже не принят, является событием, которое влечет за собой последствия.

Вопросы местного самоуправления можно и нужно пытаться решить через голосование в раде. В худшем случае можно объяснить гражданам, что они сами ответственны за качество депутатского корпуса и следующие выборы – это их шанс на лучший выбор. А за это время надо работать над консолидацией активных граждан, кооптировать (вводить в состав выборного органа новых членов – ред.) их в организации демократического направления.

Какие наибольшие сложности возникли во время этой работы?

Сложнее всего добиваться обратной связи с чиновниками государственных структур. Гоббс в "Левиафане" представлял государство, как библейское чудовище. Однако я считаю, что государство – это абстрактное понятие, а реально есть чиновник, который сидит на каком-то денежном потоке и принимает решение «в интересе», и не всегда этот интерес совпадает с общим благом. Для того, чтобы заставить чиновника работать в интересах общества, надо знать его слабые стороны, научиться разговаривать на понятном для него языке, освоить навыки делопроизводства.

Но это не просто, потому, что в нашей бюрократической машине есть главная тайна, которая лежит на поверхности и настолько очевидна, что ее мало кто видит. Эта тайна-имитация службе народа и фейковость выполняемых заданий, как в плохом, так и в хорошем смыслах.

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в приграничном регионе

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


Заходя в госучреждения, думаешь, что попадаешь в храм возрастной бюрократии, а там все как будто вчера родились и дальше, чем в завтра не смотрят, ничего не готово, каждое задание возникает ниоткуда и решается заново, и все вроде бы слегка изображают тех, кем не являются. И ты думаешь, что хоть в смерти и налогах, по выражению Бенджамина Франклина, можно быть в жизни уверенным. Или, переводя на украинские реалии, воровство и убийство – они-то хоть настоящие? Но подавляя, большая часть политической машины не занимается ни вторым, ни даже – что особенно обидно – первым: она лишь пытается оказывать государственные услуги, часто не без успеха, но, в основном, предоставляет только впечатление.

И чтобы не быть очарованным производимым чиновником впечатлением, надо быть компетентнее чиновника. Чиновники, в основном, знатоки в своей сфере, и для того, чтобы они относились к вам с уважением или страхом, нельзя сдаваться незнайком. Поэтому вредно браться за все подряд и везде видеть только нарушение. И надо понимать главное – у чиновника только один враг и это другой чиновник, который может принять решение о нецелесообразности пребывания этого «слуги народа» на занимаемой должности. Чиновничья вертикаль – это и сила, и ее слабость. Горизонтальные связи в нашем «Левіафані» практически не работают из-за того, что среди государственных служащих происходит постоянная борьба за денежные потоки, то есть карьеру. А поскольку деньги любят тишину, то громкий шум очень вредит чиновнику в извлечении ренты с занимаемой должности. И вот здесь очень полезен телевизионный ресурс "СтопКора".

Но дает ли это результат?

Плоды работы начали проявляться через три года после создания местного отделения «СтопКору» – теперь даже простой мой интерес к теме заставляет чиновника выполнять свои обязанности.

Яркий пример этого – Азово-Черноморская экологическая инспекция. При проверке деятельности Генического городского совета Держаудитслужбою было обнаружено, что местное коммунальное водное хозяйство вместо капремонта старых скважин пробурило новые и, не получив разрешения на водопользование, качает воду на продажу.

Проверка закончилась в августе 2017 года. Экологическую инспекцию я посетил в июле 2018 года и поинтересовался, чем вызвано их бездействие в начислении вреда. И уже 3 августа экологи подали иск о взыскании 582 тысяч гривен ущерба государству. А следователь полиции получил разрешение на выемку документов относительно нецелевого использования 1,5 млн бюджетных средств при ремонте скважин в рамках уголовного дела.

Какие планы на будущее? Над чем работаете сейчас?

Защищая интересы граждан и их права, приходится участвовать и в судах. Например, при моем качестве представителя истца участия, Генический районный суд разорвал договор аренды земельного участка, который община использовала под пастбище, а чиновники решили его вспахать. Но в этом случае еще и раскрылась антинародность местного самоуправления, которое участвовало в махинациях. Генічеські судьи так же удовлетворяли мои законные требования о доступе к публичной информации при выделении участков Генической горсоветом.

Работаю также над темой использования сельхозземель без уплаты аренды, объемы этих махинаций поражают. Надеюсь, что вскоре получится полноценный сюжет.

С лета работаю над темой ухода от налогообложения субъектами туристического бизнеса, который быстрыми темпами развивается в Геническом районе после оккупации Крыма, но при этом – при содействии налоговиков – работает практически в тени.

«У чиновника только один враг – другой чиновник»: Михаил Новосельцев о коррупции в Геническом районе


Совместными усилиями вместе с местными депутатами мы пытаемся навести законный порядок в одной из наиболее коррумпированных сфер городского хозяйства – работе коммунальных предприятий. Кстати, информация о «скважины», о которых я рассказывал, не лежит на поверхности и в открытый доступ не попадает, потому что всем бенефициарам аферы очевидна их преступная деятельность. В получении необходимой информации мне помогли именно депутаты городского совета, которые верят в возможности правозащитного блока «СтопКору» относительно установления законности и привлечения виновных к ответственности.

Но установление законности и наказания виновных-это должна быть прерогатива правоохранительных органов, но отнюдь не общественных объединений. Какой, по вашему мнению, должна быть роль общественных организаций в обществе?

Ответ не будет иметь смысла без общей картины, сложившейся в Украине. В школе нас учили, что есть разные системы общественно-экономического строя: феодализм, капитализм, социализм. Также существует системы управления обществом: диктатура, демократия, автократия и другие. Но классических разделений и того, и другого практически нет – все смешивается в большей или меньшей степени.

В США капитализм сочетался с рабовласництвом и был очень эффективным, а при социализме колхозники были превращены в рабов, работая за трудодни, без права уехать в город, при феодализме в крупных городах развивалась ремесленная конкуренция и возникали очаги демократии, например, Магдебургское право.

Не всегда демократическое общество может быть при социалистическом строе. Скорее даже наоборот. Демократия возможна только при конкуренции и свободной конкуренции.

В Украине после отделения от метрополии установился феодальный строй. Нам со школьной скамьи говорили, что феодализм в Западной Европе – это общественный строй, где в собственности малого круга лиц находится земля, из которой они извлекают ренту, отдав ее, землю, в управление своим баронам.

В нашем случае активом, кроме земли, есть еще и недра. И глядя на Украину непредвзятым взглядом, можно с очевидностью увидеть все признаки феодализма: очень узкий круг людей владеет монопольным правом на природные ресурсы и выкачивает с них ренту.

Но плохо в этой ситуации еще и то, что рента выводится из страны в связи с теорией Олсона и Макгрегора об кочевого бандита (теорией возникновения государства, согласно которой государственный аппарат – это «бандит», осевший на некоторой территории), тормозя ее развитие.

Находясь на данном этапе, Украина имеет перед собой примеры разных стран, и преимущество догоняющего развития заключается в том, что можно идти не слепо в неизвестность, а имея опыт предыдущих поколений. Другое дело – куда мы хотим прийти. Под «мы» я имею в виду элиту и народ. Именно от элит зависит, каким путем пойдет страна. Кстати, роль народа в этом движении не столь велика, как принято считать. У нас неправильно понимают «конфликт элит». Конфликт элит – это когда элиты, не договорившись с главным арбитром, верховным правителем, обращаются к народу и выводят его на уличные протесты. Мы такое видели в нашей современной истории уже дважды.

И коррупция в нашей стране это не нечто чужеродное, а необходимое условие существования системы власти. Определение коррупции пришло к нам из стран «открытого доступа», будучи изложенным Норте в его «Концепции письменной истории человечества». 85% населения Земли и сейчас живет в странах, где изъятие ренты, в нашем понимании коррупция – это естественные экономические отношения. Именно коррупция позволяет аккумулировать элитам необходимы ресурсы для борьбы между собой. Борьба с коррупцией сможет ослабить возможности недемократического управления страной и может привести элиты в необходимости установления открытого доступа к политическим и экономическим институтам, которые смогут позволить сохранить богатства и дать возможность быстрого развития общества. Поэтому не наказание виновного в коррупции, а создание условий, в которых коррупция станет невыгодной является задачей, которую я перед собой поставил.

Учитывая это, возможен ли успех общественных объединений именно сейчас и именно в Украине?

А что такое успех? Успех, как достижение определенной цели, всем понятен. Однако какую цель ставить перед собой, каждый решает для себя сам. Для кого-то осветить проблему – уже успех, кто-то считает успехом удовлетворения интересов всех заинтересованных сторон, а для кого-то успехом может считаться решения личных проблем.

Самая знаменитая история успеха ошибочно приписывается Ганди. «Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой, а потом ты побеждаешь» – авторство, между прочим, принадлежит американскому профсоюзному активисту Николасу Кляйну, который выступил перед рабочими-текстильщиками в 1918 году.

Но на одну такую историю приходятся сотни, когда тебя не замечают, потом тоже не замечают и потом не замечают. Не меньше историй, когда тебя не замечают, потом смеются. Однако еще страшнее, когда тебя боятся, потом смеются, а все заканчивается забвением.

Вернуться назад